<-- [Back to T.O.C.]
Из воспоминаний Ноны Козиной, записанных ею самой:  
 

История 1

 
 

  В 1968 году в составе сборной команды СССР по стрельбе из лука, я приехала в Австрию на 1й Чемпионат Европы (упражнение М-1). Да и, в общем, это была, практически, первая серьезная поездка за «бугор»….
Волнений была масса: и что первый выезд в капстрану, и что в составе сборной СССР, и что к этому времени у меня были высокие результаты, и я могла претендовать на выигрыш….
  Для меня, в стрельбе из лука, вторых – третьих мест не существовало, т.е. они воспринимались как поражение, и как я себя не пыталась убеждать, уговаривать, что и это успех – ничего не получалось. Вторые - третьи места вызывали чувство горечи и досады за какие-то просчеты, недоработки. Поэтому на любых соревнованиях мне нужна была только победа…. И для этого я трудилась как «негр», подчинив всю свою жизнь режиму тренировок…. Как сейчас говорят: «Бесплатно, за идею».
 
 


   Я сорок лет проработала тренером. И, к сожалению, мне не попался ученик с таким бешеным желанием трудиться и выигрывать.

 
  Кстати, начиная с 1959 года и, где-то по 1972 год не было ни одних соревнований (конечно, в которых я принимала участие) чтобы я не была в «тройке» (призеров). Примечание мое – В.М.. И это не смотря, на любую мою «спортивную форму». Пусть хотя бы на дистанции.
  Всегда «закусив удила» сражалась до последнего выстрела. Самоотверженно, не смотря на ранг соревнований и всяческие «жизненные помехи», болезни и «болячки». Поэтому и ходили слухи, что со мной невозможно справиться. И я, пожалуй, первая среди лучников, начала тренироваться 5-6 раз в неделю, вместо трех. Первое время надо мной подсмеивались, но не долго, т.к. усиленные тренировки быстро дали о себе знать высокими результатами…
  И еще. Чуть ли не с первых соревнований начала тренироваться по плану. Я в это время училась в инфизе (училась хорошо, с удовольствием) и там это рьяно пропагандировали. В этом здорово помогал и Эдуард Козин. Он был лучшим спортсменом курса, единственным мастером спорта СССР, да и еще круглым отличником. Знал отлично теорию спорта. И вот мы с ним, впервые в истории лука в СССР, составили план тренировок на сезон и помесячно, тщательно продумав нагрузки. И должна похвастаться, что мы ни разу не ошиблись в расчетах. На всех основных соревнованиях сезона я была готова максимально хорошо…
    

Так вот об Австрии.
  Вена произвела на меня ошеломляющее впечатление: чистейшая, нарядная, ухоженная. Все строения были в образцовом порядке, казалось, что их только что отстроили. Ходили мы по улицам с «открытыми ртами» не чувствуя реальности увиденного. Против наших городов - это была «другая планета»! Даже пообедали с О. Рутковской в кафе – огромную, вкуснейшую отбивную с гарниром и каву.
  На следующий день приехали в маленький городок в Альпах. Чистенький, уютненький с доброжелательными жителями. Оставалось еще пару дней до начала соревнований, и надо было обязательно пострелять, т.к. был большой перерыв в тренировках. Где-то разыскали тренировочное поле со щитами. Отмерили … шагами 70 метров (как пятикантропы). Я стрельнула и разбила стрелу, т.к. попала в верхнюю планку щита.

  Отступление о стрелах. У меня было 6 стрел 1616 с пластиком (оперение из жесткой пластмассы Примечание мое – В.М.) – 59 см и 8 стрел 1618 с длинным красивым оранжевым индюшиным пером – 63 см длина стрелы. Эти стрелки летели очень кучно, и я ими стреляла 30 м.
  Так вот одну из 6 стрел я разбила. От этого чуть не упала в обморок. Кое-как, в «растрепанных» чувствах, пристреляла к ним 1618. Тогда еще можно было стрелять разными стрелами, только надо было поставить в известность судей.
  И вот со всей этой «фигней» я попыталась взлететь (как в анекдоте про суперкомфортный самолет).
В первый день соревнований был бодрый ветер. Ветер мне никогда не был помехой, а наоборот когда было тихо, ко мне «приближались» соперницы, а то и обгоняли, но я знала, что никогда не бывает, чтобы все дни соревнований было безветрие. И ждала его, и как только он начинал дуть, я тут же отрывалась от соперниц.
  Ветер был попутный и левый. Полотнища у флагов стояли в ту сторону, как солдаты на параде…
Первую серию я стреляла тремя стрелами 1616 с пластиком, а во второй заход выпускала 2 стрелы 1616, а затем передвигала кликер и выпускала 1618. А следующую серию начинала в обратном порядке, т.е. с 1618, чтобы лишний раз не двигать кликер.

 По мере усиления или ослабления ветра, стрелы 1616 выносила в красное - синее на 4-5 часов, а 1618, соответственно точку прицеливания брала чуть выше и правее, т.к. их сносило сильнее.
Я была в таком напряжении, что каждый раз, когда очередь доходила до стрелы с индюшиным оперением, я четко не могла вспомнить, куда я выносила стрелы 1616.
  Все 70 метров я боролась с этой «советской глупостью», что сборной команде не могли купить стрелы.… Ведь те 1616 – шесть штук, я выиграла (мой приз) на международной встрече с Финляндией.

Тем не менее, где-то в шестерке- восьмерке я удерживалась! К 60 метрам я «освоилась» со своими проблемами и выиграла эту дистанцию с очень высоким (по тем временам) результатом – 297 очков. И это, стреляя разными стрелами. Весь женский сектор это видел, многие сочувствовали. И многие «сняли шляпы» увидев мой результат. На полячек, которые стреляли с нами на щитах, так вообще нагнала страху.
  Ну а на второй день мне уже было нестрашно (так я думала), т.к. я стреляла 50 метров стрелами 1616, а 30 метров – 1618 с индюшиными перьями. Начали 50 метров. Ветер еще бодрее, чем накануне, но в том же направлении.   Неплохо начала 50 метров, держусь в «шестерке», отстаю немного от 1-го результата. Отстреляли где-то полдистанции.
         День очень теплый, рядом полячки стреляют и «жрут» спелые груши, а огрызки положили на скамейку возле моего лука. Мой подход стрелять скоро, я аккуратно правой рукой берусь за рукоятку своего лука и от страшнейшей боли в указательном пальце отдергиваю и вскрикиваю. Смотрю на палец, а там что-то торчит, и он на глазах утраивается в объеме, деревенеет и сильно болит. Подскочили Балов Арсен и Шидловская Ирена (полька) и тоже ничего не поймут. Подошла Бжезинская и сообразила, что меня укусила пчела. Нашли пинцет, вынули жало. Я в шоке. Палец деревянный, огромный, кисть тоже опухла, все это дергает, палец не сгибается, а уже выходить стрелять.
  Как я достреляла 50 метров, и вспомнить не могу. От общего 1 места сильно отстала. Настроение.… Не могу найти приличного слова. Руку дергает. Первые серии с огромным пальцем ушли вверх, т.к. увеличилась «база», а я это не учла, и никто не подсказал. О том чтобы «сняться» и мысли не было. На руку было неприятно смотреть. Лучницы многие сочувствовали…
  К началу 30 метров освоилась. Боль не утихала, но пульсация стихла. Тридцатку отстреляла «по-королевски» заняв 1 место с очень высоким, для того времени, результатом – 327 очков, который продержался еще один чемпионат.… Многие лучницы поздравили меня. Отечность же продержалась еще три дня.
 


История 2

 

   На «заре» стрельбы из лука во Львове, где-то 1961 – 1963 г., были какие-то соревнования областные, на стадионе инфиза. Стреляю на них и как-то не очень. Уже у меня были «звания» чемпионки Украины, города. А тут что-то не ладится, телипаюсь где-то в «шестерке». На второй день, тоже не ладится – тоска заедает. Тут на «радость» мне рвется тетива и я, пользуясь, случаем – «снимаюсь» с соревнований (по уважительной причине). Тогда это считали уважительной причиной – ну нет запасной тетивы. Зачехлилась и ушла.
  И каково же было мое удивление, когда на следующий день мне сказали, что я заняла 3-е место в … М-1! (ФИТА-1, Примечание мое – В.М.). Я не могла в это поверить. Но начался сильный ветер, и все лидеры завалились. А было впереди 30 м, которые были меня всегда «коронные» и мне часто удавалось на них отыгрывать по 20 очков. Я так себя ругала, что ушла, и было очень стыдно в душе, за слабость. Я дала себе слово, что впредь, если уж участвую в соревнованиях, так буду всегда бороться (именно бороться, а не просто стрелять) до последней стрелы.
И ни разу своего слова не нарушила. Эта борьба до последней стрелы очень помогла в моей спортивной карьере.
 
  На Чемпионате мира (1969 год, Велли Фордж, США - Примечание мое – В.М.) у меня на последней серии четвертого дня решался вопрос с Бжезинской – полькой – третье или четвертое место в упр. М-2 (ФИТА-2 - Примечание мое – В.М.). А это большая разница – третье место – это ты призер, а четвертое – это ты никто. Кроме того, решалась судьба женской команды, ее 1-е место и мировой рекорд. Арсен (А.Ш. Балов - Примечание мое – В.М.) настраивал женщин, с ног сбился. Только меня не трогал…
  Бжезинская стреляла раньше меня. В первый заход 30 м (во второй день соревнований), она выиграла 30 м с высоким результатом, а я наоборот занырнула, т.к. у меня повело пластиковые перья от жары. Потому что они были не новые, а снятые с других стрел, а руководство Госкомспорта пожмодничало и не дали мне новых перьев, и я поставила в Москве старые. Вот их на сильной жаре и повело.
 
  Так вот, стреляет Бжезинская очень кучно, но на 6 часов кучка – 2 восьмерки и 1 семерка. У меня появился шанс (хотя всю тридцатку, я не могла справиться со стрелами с поведенными перьями, и они летели куда хотели…). Я так волновалась, что не могла выпрямить колени, иначе мою тряску было видно со стороны. Я чуток их согнула и старалась все сделать аккуратненько. Первую стрелу попала в 10, и волнение тут же ушло.… Спокойно выпустив остальные 2 стрелы в 10 и 9, так же кучно, как и Бжезинская и тоже на 6 часов. Она первая подбежала и поздравила меня. Этого результата хватило и на 1-е место команды и командный рекорд чемпионатов мира. Гапченко Э. и Кравс Т. (Образцова Т. - Примечание мое – В.М) последнюю серию тоже отстреляли хорошо.
 


История 3

 
  А еще была такая история в 1968 г., накануне чемпионата Европы. Первого.
Было чудесное львовское лето. Мама приехала с юга и привезла вкусной вяленой рыбки.… У меня было дичайшее отравление. Двое суток скорая помощь не успевала отъезжать. Рвота не прекращалась. Врачи настаивали на больнице, но у меня была по плану интенсивная подготовка к Чемпионату СССР и я не могла позволить себе большой перерыв…. Неделю приходила в себя, не тренировалась. Вторую – пыталась пострелять и не могла понять, как такой сильный лук можно вообще растянуть.… А еще через 3 недели – чемпионат СССР в Ужгороде. Выступали за сборные республик.
Физически чувствовала себя слабовато, но морально была в норме.
В Ужгороде была жарища. Разместили в центре города «комфортабельно». В комнате вся команда, т.е. четверо и все удобства в конце общего коридора.
  Стреляли М-2. Первый день стреляла хорошо. Первая, с большим отрывом. К концу стрельбы чувствую, побаливает горло. Видно накануне попила холодной воды, а организм еще был ослаблен.
На второй день утром не могу встать - вся горю, а горло – ни дышать, ни глотать. Эдик сделал кофе. Кое – как выпила. Команда пошла завтракать. Я лежу. Минут через 15 сползла с кровати и начала собираться. Пришла команда, начала возмущаться, что всех заражу…
  Пошли на стадион. Идти не близко. Жарко, температурю. Глаза слезятся, и хочется лечь. Что я и делала на всех свободных лавочках по пути, благо вышли заблаговременно. Козин все несет и лук и все шмотки, а я еле-еле телепаюсь сзади.… Так плохо, слабость, поташнивает. Решила «сняться» с соревнований, а он говорит, что все равно надо дотопать до стадиона и сказать об этом руководству команды, чтобы еще и врач зафиксировал ангину, а если не покажусь врачу соревнований, еще могут и дисквалифицировать.
  Как я добрела до стадиона и не помню. Пришли к врачу. Она осмотрела внимательно с сочувствием – температура 39, горло все опухшее, глаза не открываются, подошло руководство. Все в замешательстве. Надо «снимать», а я - лидер первого дня. Вроде и жалко, т.к. команда женщин Украины тоже в лидерах. Я снимусь – не известно как четвертая женщина отстреляет. Руководство и Эдик начали уговаривать попробовать начать стрельбу, а не смогу – «сняться» по ходу соревнований. Врач - категорически против. Эдик уболтал. Врач дала кучу таблеток. Думаю, попробую начать, отрыв был большой, а тут короткие дистанции. Удержусь где-то в тройке, а завтра может чуть отпустит меня, а нет – «снимусь».
  И начала 2-й день. Жарко, как на грех, и спрятаться некуда. Всю ломает, бросает то в жар, то в холод, в глазах слезы все время, ноги ватные, лук тяжелый, а соревнования все идут и идут, казалось, никогда не кончатся. Отстреляла на одной силе воли, весьма посредственно. Отдала свою «фору» и еще отъехала несколько мест, где-то на 6-8 место. Опять путь со стадиона в гостиницу показался вечностью.
  У Козина был «отдельный номер» одноместный в этой же гостинице – какая-то мрачная крохотная коморка под лестницей. Мы забрали мою постель и матрас и положили в эту комнатку на пол. Так и жили в ней. И никто из руководства Украинской команды, даже не поинтересовался, как я и что, и чем помочь. Чертовы карьеристы…. Я все-таки уже была, к этому времени, многократной чемпионкой СССР.
  Третий день был еще тяжелей. Утром не могла встать даже после кофе. Ночь прошла в кошмаре. Я понимала, что все-таки придется опять тащиться на стадион, чтобы «сняться». Еле шла, лежала на лавочках…. Даже сейчас внутри холодеет, как вспомню те соревнования.
  Очень хотела сняться в третий день, но Эдик уговорил начать, т.к. по первому дню у меня были хорошие результаты на 70 и 60 м и вторые места были намного меньше. Говорит, может, хоть на какой-то в тройку войдешь. Ну, хоть начни. И так весь третий день…. Ну еще серию, ну еще одну.
 
70 м удалось выиграть, даже не помню как. И как-то физически полегчало…. К 60 м приоткрылись глаза, и спала температура, но слабость была сильнейшая. В многоборье подвыравнялась. Появилась надежда. Чувствую, руки уже подчиняются.
  Ну, а на 4-й день стало легче, по сравнению с двумя предыдущими. Спасибо врачу, которая обслуживала соревнование, то, что я как-то выдержала – это в первую очередь ее заслуга.
50 и 30 м – отстреляла с личными рекордами, что и дало мне возможность выиграть М-2. Рутковская тогда сказала, что если бы она сама не видела, что, будучи, такой больной, можно продержаться и выиграть чемпионат СССР….
  Вот такие моменты работали, как сейчас говорят, на мой имидж. Противники боялись меня, и многие проигрывали еще до начала соревнований. Как одна лучница (из львовского «Буревестника») сказала: «Чтобы Козину обстрелять – ее надо сначала убить!»
 
 

Заключение

 
  Ну вот, нахвасталась вдоволь. Конечно, приятно вспомнить, что когда-то могла «горы свернуть».
Теперь неприятные воспоминания. Их никак нельзя обойти….
Казалось бы, на ровном месте – раз – споткнулась, да так, что и не поднялась больше….
  Переболела гриппом накануне международной встречи в Москве в 1970 г. (я месяцем раньше безоговорочно выиграла турнир сильнейших в Кишиневе с рекордами СССР). Чувствовала себя не очень – вялость, сонливость, тошнота. Давление было очень низкое.
  Балов настаивал на моем участии. Козин был против. Мне было все равно. Стрелять было как – то необычно тяжело – левая рука не подчинялась. Дул сильный боковой ветер и я ее никакими усилиями не могла удержать в прицеле, она как бы не напрягалась: я держу ее изо всех сил, а она болтается влево – вправо. И мне впервые стало страшно! Не тот страх – проиграть, не успеть, не попасть, а какое-то новое неприятное ощущение – тебе не подчиняется рука, не напрягается….
  Я два дня отмучилась и Арсен «снял» меня. Позже появилось непроизвольное движение правой руки на щелчок…
  А еще появилась неуверенность. Вдруг сознание обозначило – я не все могу?! Что-то происходит во мне вопреки моему желанию…
  Я боролась несколько лет, пытаясь всеми известными (и не известными) способами восстановиться. Я обращалась ко многим тренерам в СССР, стрелкам. Кто-то пытался помочь, кто-то с радостью наблюдал мои «потуги» безуспешные. Хваталась за любую идею. Но … не судьба! Пришлось распрощаться со спортом, морально еле устояла «на ногах»…. Дерьма нахлебалась - на всю оставшуюся жизнь.
 
 Последующие годы, десятилетия, конечно, часто возвращалась к вопросу: «Почему это случилось?» Почему не смогла восстановиться? И не находила ответа. Некоторые тренеры, в наших беседах, говорили свои варианты, но я знала, что это все не то…
    Кстати, все следующие 30 лет моей жизни прошли под эпиграфом «неуверенности в себе». Я не слабый морально человек, но мне приходилось прилагать титанические усилия, чтобы как-то держаться «на плаву», хоть как-то…. «Дамоклов меч» висел над моей головой, вопреки моему «Я» и тридцать лет я из последних сил уворачивалась от этой угрозы.…
 
 
  Тридцать лет неуверенности, которая очень ярким, внутренним ощущением появилась на той международной встрече в Москве в 1970 году. Если бы я тогда знала причину этого. Можно было бы 30 лет жить гораздо спокойнее, может даже счастливо и иметь те же результаты в работе, в жизни. Но узнала я о причине случившегося лишь пару лет тому. Все-таки судьба сжалилась (за мои усилия) и подарила разгадку…
  Как-то года два тому назад, случай свел меня с астрологом. Ни она, никто рядом, вообще, обо мне ничего не знали – кто я, чем занималась. Знакомы были постольку – поскольку, как любители собак.
  Астролог составила карту моего гороскопа, и когда расшифровала ее – долго с сочувствием рассматривала меня. И говорит: «Такой грустный гороскоп мне еще не попадался. У вас первые 30 лет – успех, слава, известность, а с 30 лет до 60 лет – с точностью «до наоборот!» Ничего не получалось, прилагали большие усилия, получали мизерный результат. Не жизнь, а «мышиная возня!» И это основная часть человеческой жизни – с 30 до 60 лет! Я вам сочувствую…» Я слушала молча и вся жизнь за эти 30 лет пробегала перед глазами. Долго ничего не могла произнести ей в ответ….
Да, можно было бы счастливее прожить эти года и не так уж безумно напрягаться. А результат был бы тот же, т.к. все было предрешено судьбой, звездами…
  Нет, это не смешно, и не шутка. У некоторой части людей – гороскоп кармический, а у другой - нет. Если нет, то тогда что-то зависит от человека, а если кармический (как у меня), то ты бессилен.
 
 
С уважением, Нона Козина
 
   
  Апрель 2002 г., г. Киев
 
 
<---[Back to T.O.C.]